01.01.1970

 СУЭТИН, гроссмейстер

 

УРОКИ НА ДОМ

В таких занятиях большое место должен занять серьёзный анализ своих партий. Он должен стать одним из первостепенных методов совершенствования. Внутреннее содержание собственных партий обычно близко и понятно. Особенно тщательно следует анализировать проигранные партии. Ведь именно они в большей мере выявляют недостатки своего мышления и характера. Однако многие молодые шахматисты нередко стараются поскорее забыть неудачи и значительно охотнее демонстрируют свои победы. Это показывает, что они не очень хорошо понимают смысл работы над своим совершенствованием. Надо помнить, что как бы нелепо ни выглядел проигрыш, он не случаен. Даже грубые ошибки почти всегда возникают из-за недостатков мышления, а то и характера. Для устранения их прежде всего нужен правильный диагноз, которому предшествует тщательный анализ.


Всё это в равной степени касается любых стадий партии. Но, нисколько не умаляя значения дебюта и эндшпиля, всё же необходимо заметить, что большая часть такой работы должна приходиться на миттельшпиль.


Превосходным образцом критического отношения к игре может служить Г.Каспаров. С раннего периода своего творчества он с одинаковой тщательностью подвергает исследованию и выигранные, и проигранные партии (последним уделяется никак не меньше внимания). Вот один из примеров его строгого анализа.


КАСПАРОВ – ПЕТРОСЯН
Москва, 1981 год

 

 

 

 

Конечно, невозможно требовать, чтобы «средние» шахматисты так тщательно изучали свои партии, как это делает чемпион мира. Но, безусловно, нельзя оставлять свои партии без комментариев.


Задача каждого, желающего совершенствоваться, заключается в том, чтобы после партии восстановить ход мышления во время игры, записать основные конкретные варианты, которые видели вы и ваш партнёр (вот чем полезен совместный анализ после партии!). И так делать всегда.


В итоге собирается богатый материал, не только насыщенный конкретным содержанием, но и годный для обобщений и выводов. Скажем, на основании нескольких десятков партий можно определить, в каком направлении следует работать над устранением своих недостатков. А они могут быть самые различные. Здесь и провалы в комбинационном зрении, и отсутствие чёткости в расчёте вариантов, и незнание некоторых типичных позиций... Число минусов может быть достаточно велико.


Как и во всяком другом деле, в борьбе с недостатками прежде всего надо делать крен на те из них, которые особенно мешают. Например, недопустимо плохое знание дебютного варианта, который вы любите играть (особенно если он носит остро-тактический характер). Тем более, исправить ошибку здесь не столь уж сложно. Нужно сесть за дебютные руководства и добросовестно разучить вариант.


Далее. Предположим, вы ещё не овладели знанием основных позиционных элементов. Скажем, имея пешечный центр, не знаете, как использовать его выгоды. Надо понимать, что идеальная пешечная пара d4 и е4 — отнюдь не предмет мебели, которым надо «любоваться» и беречь его от «порчи». Сила такого центра проявляется в динамике. В нужный момент надо про-двинуть одну из этих пешек с целью получения большей свободы манёвра. В противном случае соперник может приобрести драгоценное время и осуществить подрыв центра. И тогда уже он будет владеть инициативой.


До сих пор поучительным примером может служить партия Файн — Лилиенталь, Москва, 1937.

 

ФАЙН - ЛИЛИЕНТАЛЬ

 

 
 
 
 
Запоминающимся примером на тему динамичного использования выгод подвижного пешечного центра может служить такая партия.

ФАИН — СТЕИНЕР
Принятый ферзевый гамбит
Голливуд. 1985

 

 

 

 

Отличным учебным примером является и следующая партия.

 

СМЫСЛОВ — ЭРНСТ

Ферзевый гамбит

Суботица, 1987 год 

 

 
 
 
Приведённая партия демонстрировала постулат: пешечный центр, не обеспеченный должной поддержкой фигур, представляет собой слабость. Кстати, на этом основаны многие дебютные системы, например, защита Алехина.

Рельефно сильные стороны этой защиты выявились в следующей партии.
 

ЗАПАТА — ТАЛЬ
Защита Алехина
Суботица, 1987 год

 

 

 

 

 

 

Статьи педагогов