Шахматная этика - это система норм нравственного поведения игроков как во время, так и после шахматных соревнований. «Одним из основных правил поведения, - писал Шифферс, - должно быть такое, что игрок должен избегать или, точнее, не делать ничего такого, что могло бы помешать противнику во время игры».

Юные шахматисты должны знать и соблюдать этические нормы, как во время игры, так и после её окончания. В соревнованиях существует обычай, согласно которому по окончании партии проигравший пожимает победителю руку. Это не только форма признания победы партнёра, но и выражение уважения к нему, к его мастерству.
Правила игры и порядок проведения соревнований установлены в «Правилах шахмат» ФИДЕ. В них приведены и основные правила поведения игроков во время игры.
Но ни одни шахматные правила не могут предусмотреть все ситуации, в которых игрок в конфликтной обстановке игры может оказать недостойное психологическое давление на противника. Например, в «Правилах шахмат» не сказано, что запрещается  выплёскивать на противника свои эмоции по окончании игры.

 

 

 


ЗАМЕЧАНИЕ ЛИСИЦЫНУ

Финал XXI первенства СССР. Киев, 1954 год.

Некоторые противники  Г. Лисицына жаловались на то, что он чрезмерно часто поправлял их фигуры, мешая сосредоточиться. Судейская коллегия рассмотрела эти факты и признала необходимым сделать Г. Лисицыну замечание.

 

ВАМ ШАХ, ГРОССМЕЙСТЕР!

«В 1970 году в Бледе, - рассказывал Бобби Фишер, - я принял участие в международном блицтурнире. В партии с Петросяном мы то и дело обменивались шахами, причём он произносил это слово по-русски, а я - по-английски. В момент, когда у обоих уже начал зависать флажок, я вдруг возьми и скажи по-русски: «Вам шах, гроссмейстер!» Он был настолько поражён, что на какое-то время забыл о флажке и тут же просрочил время».

 

ВМЕШАТЕЛЬСТВО В ХОД БОРЬБЫ

При доигрывании партии Пирцхалава—Толуш (командное первенство СССР, 1948) имело место явное вмешательство в ход борьбы капитана ленинградской команды гроссмейстера Бондаревского и мастера Тайманова.

В тот момент, когда Толуш обдумывал свой ход, во всеуслышание было объявлено, что Толуш имеет возможность сделать ничью, так как получается троекратное повторение позиции.
Несмотря на все протесты, главный судья т. Зубарев зафиксировал ничейный исход в этой партии.  

 

А КТО ВИДЕЛ?

В первенстве Украины 1955 года у Гуфельда с Коцем были сделаны ходы: l.d4 Кif6 2.с4 еб З.КсЗ СЬ4 4.еЗ 0-0 5. Сd3 d5 б.аЗ. Здесь Коц каллиграфическим почерком записал в бланке ход 6...Сd6 и уверенно поставил на d6... ладью с f8!

Потом, уяснив разницу между ладьёй и слоном, вернул фигуру на место.
Гуфельд потребовал: «Ладья ходит!» Соперник выдвинул неотразимый аргумент: «А кто видел?»

  

СПОРТИВНАЯ ЭТИКА

Рассказывает Михаил Ботвинник
- Инициатива была на стороне чемпиона, но отложить партию мне удалось в примерно равном эндшпиле.
В анализе убеждаюсь, что делаю ничью, а поскольку последний тур завтра рано утром, то решаю для экономии сил предложить мировую.
«Да, конечно, — ответил мне доктор, — но как вы собираетесь делать ничью?»
Я понял, что ничья принята, раз партнёр интересуется моим анализом, и показываю чемпиону варианты. Затем, ни слова не говоря, Эйве забирает мои карманные шахматы и исчезает.
Перед возобновлением игры Эйве возвращает мне шахматы. «Очень сожалею, — говорит он, — но последняя моя надежда на первый приз состоит в выигрыше этой партии...» Началась игра, и через два хода партнёр, исправляя свою ошибку, предлагает ничью, но я отрицательно мотаю головой. В итоге всё же ничья, хотя я и был на грани поражения!

 

НЕ СУЙ ПАЛЕЦ НА НЕНУЖНУЮ КЛЕТКУ

У маленького Фишера была вредная привычка: он мог буквально на каждом ходу, во время хода соперника, убирать пылинки со стола и это ужасно раздражало некоторых советских гроссмейстеров. Ему делали замечание, а он продолжал… И однажды Тигран Вартанович Петросян, разозлившись, подловил момент, когда Фишер убирал пылинку именно с того поля, на которое он собирался сделать ход. Дождавшись момента, когда палец Фишера оказался в нужной клетке, Петросян взял коня и поставил на нужное поле, больно ударив Фишера по пальцу. У Фишера на глазах были видны слёзы.
Конечно, урок жестокий, но с тех пор Фишер перестал убирать пылинки со стола.

 

ХУЛИГАНСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ БРАУНА

Игра американского шахматиста Брауна в цейтноте против Властимила Горта. На последние ходы Брауну оставались буквально считанные секунды, у Горта на часах оставалось около пяти минут.

Браун выскочил из-за столика и при ходе Горта стал кричать на судью, на соперника. Горту пришлось всё это выслушивать. Судья пригрозил Брауну: либо он сядет и будет продолжать играть партию, либо ему будет зачтено поражение. За время его громогласных стенаний на часах Горта прошло две минуты.

Браун успокоился и сел за доску, чтобы продолжить игру, и Горт... зевнул фигуру.

 

 

КАК МЕКИНГ ИГРАЛ В ЦЕЙТНОТЕ ПРОТИВ ПОЛУГАЕВСКОГО

Когда Полугаевский делал ход, Мекинг обязательно брался за фигуру, которой пошёл Полугаевский и восклицал: «Поправляю!». В цейтноте подобные действия обычно вызывают микроинфаркты, во всяком случае Полугаевский каждый раз вздрагивал, и ему казалось, что он что-то зевнул.

 

МЕШАТЬ СОПЕРНИКУ ОБДУМЫВАТЬ ХОДЫ

Бразильский шахматист Мекинг любит постоянно поправлять ручкой фигуры соперника, даже если они стоят точно в математическом центре поля. Делает это для того, чтобы помешать сопернику обдумывать ходы. Не каждый шахматист может совладать с собой, когда при его ходе над шахматной доской появляется косматая рука Мекинга, а в ушах звучит «поправляю».

   Энрике Мекинг

  

МНИМЫЙ БОЛЬНОЙ

Случай ловкой спекуляции на доверчивости. Один шахматист попал в очень скверное положение по сравнению со своим противником. Зная последнего, как джентльмена, он вдруг начал корчиться, как будто от сильных внутренних болей, и предложил ничью, намекая на то, что партия стоит ровно и что противник никогда бы ее не выиграл у него, если бы он, несчастный, не заболел..

Доверчивый противник принял предложение и в конечном результате получил второй приз, тогда как наш «мнимый больной» занял первое место.
 

 

 

НЕКРАСИВЫЙ ОБМАН

В партии с Шамковичем (Москва, 1960) мастер Юхтман отвёл коня, защищавшего королевский фланг. Затем он схватился за голову и, выражая отчаяние всем своим поведением, застонал. Шамкович, поверив партнёру, тут же направил ферзя на фланг.
Однако это оказалось ошибкой, и он быстро проиграл. Оказывается, Юхтман заранее задумал ловушку и для завлечения противника "в сети" разыграл описанную сцену, которую никак нельзя назвать этичной.

 

КОНТРКАШЕЛЬ

Одному шахматисту показалось, что его противник намеренно кашляет. Он решил обороняться и на каждое покашливание отвечал бешеным контркашлем.

 


 

РУДОЛЬФ ШПИЛЬМАН

Из книги Рудольфа Шпильмана «О шахматах и шахматистах» (1929.).

Один из методов из этой книги:

- мешать противнику вопросами или другими способами, например, опрокинуть стакан воды, изображать отчаяние после якобы совершённой ошибки.

 

ВСТРЕЧНЫЕ МЕРЫ

Однажды Тартаковер играл против Нимцовича; последний заказал стакан чаю. Размешивая сахар, он звякал ложечкой о стакан, что вызвало у Тартаковера подозрение в намеренном желании подействовать ему на нервы. Око за око! Тартаковер тотчас заказывает себе, — но не стакан чаю, а пустую чашку с ложечкой, — и принимается на них музицировать. Все закончилось смехом и преждевременной ничьей.

 

 

 

               

 

 

АРСЕНАЛ СРЕДСТВ НИМЦОВИЧА

Шахматная партия между Дуз-Хотимирским и Нимцовичем. Рассказывает Дуз-Хотимирский.
Нимцович демонстративно с точностью фотографа копировал мои позы и все мои движения, искусно отображая «зеркало»; в то время как я обдумывал очередной ход, он без нужды кряхтел и сопел, дёргал будто невзначай подвешенный на резинке карандаш, заставляя его описывать вблизи моего лица прихотливую дугу; он переворачивал стул и садился ко мне спиною, тяжело вздыхая и делая вид, что засыпает.

  Арон Нимцович

   

РЕКОМЕНДАЦИИ НЕКОТОРЫХ ШАХМАТНЫЙ ИЗДАНИЙ XVIII И XIX ВЕКОВ

1. Если видишь хороший ход на правой стороне доски, то косись на левую, чтобы отвлечь внимание противника.

2. Когда твоя партия плоха, пускай дым своей сигары в лицо партнера.

3. Ставь свечу так, чтобы ее свет падал в глаза сидящему напротив.

4. Хочешь сделать ход какой-либо фигурой, держи руку в воздухе над другой: пусть противник придет в волнение и беспокойство.

5. Мешай противнику разговорами или другими способами (опрокинь стакан с водой, стучи карандашом).

НАРУШЕНИЕ ТУРНИРНОЙ ЭТИКИ

 Рассказывает Михаил Ботвинник: «...когда шли мои часы партнёр позволил себе сделать резкое несправедливое замечание. Это нарушение турнирной этики вывело меня из равновесия, и я проиграл партию без борьбы». (Из партии С. Фрейман - М. Ботвинник, Москва, 1927).

 

 

НЕЭТИЧНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

 Испанский священник 16 века Руи Лопес имел учеников и говорил им: «Садитесь так, чтобы солнце светило в глаза партнёру».

 

ТАЛЬ ПРЕДЛОЖИЛ ТАЙМАНОВУ НИЧЬЮ

Под Новый год в ленинградском шахматном клубе имени М.И. Чигорина проходил 17-й розыгрыш приза «Вечерний Ленинград» по молниеносной игре. Итоги первенства: 1. М. Таль - 14 из 17. 2. В. Корчной - 13,5. 3.М. Тайманов и Г. Чепукайтис - по 12,5.
Таль предложил Тайманову ничью, а пока соперник колебался с ответом, судья зафиксировал падение флажка на циферблате Тайманова.
- Нет, я уже сказал... - возразил Таль против получения целой единицы.

 

Из сочинения Бенджамина Франклина «Моральные ценности шахмат» (1779)

 

МОРАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ ШАХМАТ

Редактору «Коламбиан мэгезин»

 

Сэр,
Шахматная игра — самая древняя и самая распространённая игра из всех, известных людям. Ведь её происхождение уходит в незапамятные времена, и на протяжении бесчисленных веков она была развлечением всех цивилизованных народов Азии — персов, индийцев и китайцев. Европа познакомилась с шахматной игрой свыше тысячи лет назад; испанцы распространили её в подвластной им части Америки, а недавно она начала появляться в наших северных штатах. Шахматная игра настолько интересна сама по себе, что не нуждается в приманке корыстных побуждений; оттого-то в неё никогда не играют на деньги. Вот почему те, кто располагает досугом для подобного развлечения, не могут найти игры более безобидной; а следующее сочинение, написанное с целью исправить (встречающиеся среди кое-кого из моих молодых друзей) мелкие неэтичности в ведении партий, показывает в то же время, что эта игра может быть, по своему воздействию на ум, не только безобидна, но благотворна как для побежденного, так и для победителя.

 

Моральные ценности шахмат
Шахматная игра — не просто праздное развлечение. С её помощью можно приобрести или укрепить в себе ряд очень ценных качеств ума, полезных в человеческой жизни, так что они становятся привычками, служащими во всех случаях. Ведь жизнь есть подобие шахматной игры; в жизни мы тоже стремимся что-нибудь выиграть и при этом вступаем в борьбу с соперниками или противниками, в жизни встречается такое огромное разнообразие добрых и дурных событий, являющихся в некоторой мере результатом нашего благоразумия или отсутствия такового. Итак, играя в шахматы, мы можем научиться:
1. Прозорливости, способности немного заглядывать в будущее и взвешивать возможные последствия наших действий. Ведь шахматист постоянно размышляет: «Если я пойду этой фигурой, какие преимущества я получу в новом положении? Как воспользуется им мой противник, чтобы доставить мне неприятность? Какие другие ходы я могу сделать, чтобы укрепить свое положение и защититься от его нападений?»
2. Осмотрительности, то есть способности одновременно обозревать всю шахматную доску, учитывать взаимное расположение различных фигур, предвидеть те опасности, каким фигуры подвергаются, учитывать вероятность того, что противник сделает тот или иной ход и нападёт на ту или иную фигуру, а также предусматривать различные средства, которые могут быть употреблены для предупреждения удара противника или обратить последствия удара против него самого.
3. Осторожности, неторопливости при совершении хода. Эта привычка лучше всего приобретается строгим соблюдением правил игры, таких, например, как: «если вы взялись за фигуру, то обязаны ею ходить на то, или иное поле; если же поставили её на место, то не можете взять ход обратно». Соблюдение подобных правил потому приносит наибольшую пользу, что благодаря этому шахматная игра в большей мере становится образом жизни и особенно войны; ведь не можете же вы в войне, если по неосторожности поставите себя в трудное и опасное положение, получить от неприятеля позволение отвести свои войска в более безопасное место, а должны претерпеть все последствия своей опрометчивости.

 

И, наконец, благодаря шахматам, мы вырабатываем в себе привычку не падать духом от того, что ныне наши дела выглядят плохо, привычку надеяться на благоприятную перемену и настойчиво изыскивать ресурсы. Шахматная партия так полна событий, в ней случается столько разных поворотов, её исход настолько зависит от неожиданных превратностей, так часто при долгом размышлении находишь средство выпутаться из, казалось бы, непреодолимых затруднений, что всё это побуждает продолжать борьбу до конца, в надежде одержать победу благодаря собственному искусству или, по крайней мере, добиться пата благодаря небрежности противника. И всякий, кто поймёт (чему он часто видит примеры в шахматах), что крупицы успеха склонны порождать самонадеянность и её следствие — невнимательность, в результате которых потом больше теряется, нежели было приобретено благодаря прежнему счастью, неудачи же, напротив, порождают большую осторожность и внимательность, с помощью которых можно вернуть потерянное, тот научится не очень падать духом от нынешнего успеха противника, не терять надежду на собственную конечную удачу, сколько бы препятствий ни вставало на его пути.

 

Вот почему, дабы в нас ещё рождалось желание избирать это полезное развлечение, предпочитая его иным, не обладающим теми же достоинствами, следует принимать во внимание всё, что может увеличить удовольствие от игры; любого же нечестного, неуважительного или, так или иначе могущего внести дух раздора поступка, или слова необходимо избегать как противного первейшей цели обоих игроков — приятно провести время.

 

Поэтому, во-первых, если условлено играть согласно строгим правилам, то эти правила должны точно соблюдаться обеими сторонами; а не так, чтобы одна сторона их соблюдала, другая же уклонялась от этого, ибо это ставит стороны в неравное положение.

2. Если же условлено не придерживаться строго правил, то сторона, требующая для себя поблажек, должна быть готова предоставить их другой.
3. Не подобает прибегать к неверным ходам ради того, чтобы выпутаться из затруднительного положения или добиться преимущества. Не может доставить удовольствия игра с человеком, хотя бы однажды уличённым в таком нечестном приёме.
4. Если ваш противник долго думает, то вы не должны торопить его или выражать недовольство его промедлением. Вы не должны ни петь, ни свистеть, ни посматривать на часы, ни приниматься за чтение книги, ни постукивать ногами по полу или пальцами по столу, ни делать что-либо, могущее нарушить его внимание. Всё это досаждает партнёру и обнаруживает не ваше искусство в игре, а вашу хитрость или невоспитанность.

 «Правила ФИДЕ» не запрещают

 

5. Вы не должны пытаться вводить в заблуждение вашего противника, делая вид, будто сделали плохой ход, и приговаривая, что теперь ваша партия проиграна, чтобы посеять в нём самоуверенность, беззаботность и невнимательность к вашим замыслам; это мошенничество и обман, а не искусство в игре.
6. Одержав победу, вы не должны употреблять ликующих или обидных выражений, выказывать слишком большую радость. Напротив, надобно или уменьшить его недовольство самим собой с помощью всяческих правдоподобных добрых и обходительных выражений, таких, например, как: «Вы понимаете игру лучше меня, но несколько невнимательны», или «Вы играете слишком поспешно», или же «У вас была лучшая партия, но что-то отвлекло ваши мысли, и это повернуло ее в мою пользу».
7. Если вы наблюдаете за игрой других, то храните полнейшее молчание. Ведь если вы даете совет, то наносите обиду обеим сторонам: и тому, против кого дан совет, потому что это может явиться причиной его поражения, и тому, в чью пользу вы советуете, потому что, хотя совет хорош и принят, этот игрок лишается удовлетворения, какое он мог бы получить, если бы сам додумался до этого хода. Даже после того, как ход или несколько ходов сделаны, не следует, восстановив положение фигур на доске, показывать, как можно было бы сыграть лучше, ибо это огорчает играющего и может вызвать споры или сомнения насчёт истинного положения фигур. Всякие разговоры с игроками рассеивают или отвлекают их внимание и потому неприятны. Непозволительно также делать малейшие намёки любой из сторон с помощью каких-либо звуков или движений (если же вы так поступаете, то вы недостойны быть зрителем). Если вам хочется применить или высказать своё суждение, то делайте это, когда играете сами, коли представится возможность, а не вмешиваться в игру других в роли критика или советчика.

 

И наконец. Если игра ведётся не строго, согласно упомянутым выше правилам, то умеряйте в себе жажду победы над противником и находите удовлетворение в победе над самим собой. Не хватайтесь рьяно за любое преимущество, полученное за счёт его неумения или невнимательности, а доброжелательно укажите ему, что этим ходом он ставит свою фигуру в угрожаемое или незащищённое положение, в результате другого его король окажется в угрожаемой ситуации и т.д. Вполне может случиться, что благодаря такой великодушной деликатности (столь противоположной тем нечестным приемам, которые мы осудили выше) вы можете проиграть партию вашему противнику, но зато выиграете нечто более ценное: его уважение, его почтение и его любовь, вместе с молчаливым одобрением и доброй волей беспристрастных зрителей.

 

Перевод И. РОМАНОВА

 

 

ШАХМАТНАЯ ЭТИКА В РЫЦАРСКУЮ ЭПОХУ

В рыцарскую эпоху недостаточно было быть хорошим игроком, чтобы иметь успех в шахматах. Если победитель желал пережить свой триумф, он должен был иметь в запасе более действенное оружие, чем шахматы. После шахматной партии нередко начиналась другая борьба, по другим правилам, хотя зачастую и с помощью доски и фигур.
Счастлив был игрок, успевший заручиться шахматной доской, предоставив фигуры своему противнику. Доски были в то время крепкие и тяжёлые, обитые по краям железом, с кольцом, за которое они по окончании игры привешивались к стене. У людей богатых доски были из золота и серебра, что делало их в сильных руках ещё более сильным оружием борьбы. Шахматные партии игрались обыкновенно после обеда с обильными возлияниями, что едва ли могло способствовать уменьшению воинственного пыла храбрых паладинов.

 

 

Из-за шахмат отношения между Англией и Францией были натянутыми

Существует средневековое сказание, что Генри Боклерк, сын Вильгельма Завоевателя (XI век) играл однажды в шахматы с Людовиком, сыном короля французского Филиппа, и дал ему мат. Молодой принц пришёл в сильный гнев и, обозвав своего противника «сыном бастарды», кинул ему фигуры в лицо. Генрих не остался в долгу и схватив доску нанёс ему сильный удар в голову и, вероятно, убил бы его, если б брат его Роберт не вмешался в драку.

Генрих и Роберт после этого бежали в Понтуаз, преследуемые воинами французского короля, и воспоминание об этой несчастной партии способствовало во все время царствования Генриха натянутости отношений между Англией и Францией.

   

О четырёх сыновьях Эмона

В рукописи «О четырёх сыновьях Эмона», относящейся к числу рассказов с Карле Великом, автор рассматривает следующий эпизод: «После обеда бароны начали играть в разные игры, и Вертело, племянник Карла Великого, вызвал на борьбу Рено, и от этого получилось большое несчастье, так как не один храбрый рыцарь потерял жизнь, и многие даже лишились отцов своих, о чём вы сейчас услышите, если будете внимательно слушать меня. Итак, Вертело и почтенный Рено стали играть в шахматы, которые были из слоновой кости, а доска была из массивного золота. И играли они до тех пор, пока не случилось между ними спора, так что Вертело назвал Рено сыном распутной женщины и ударил его по лицу.
И когда Рено увидел себя оскорблённым, то он очень огорчился и рассердился и поклялся Господом, что жестоко проучит своего врага. И тогда Рено схватил шахматную доску и размозжил ею голову Вертело до самых зубов. Свалился он наземь и испустил дух».

 

Благородный герцог

Автор «Истории о четырех сыновьях Эмона» повествует, как Ричард, герцог Нормандский, играя в шахматы с молодым jonnet, был неприятно удивлён появлением палачей, пригласивших его следовать на место казни. Благородный герцог схватил ферзя из слоновой кости, которым он только что собирался заматовать противника, и ударил им одного из непрошеных посетителей так, что тот «заметался у ног герцога».
Затем Ричард поразил при помощи ладьи двух других стражников, а остальные в ужасе разбежались. После чего герцог спокойно продолжал игру и дал мат оставшимися на доске фигурами.

  

Христианский рыцарь Фабер
Описание происшествия в «Guy of Worwick». Христианский рыцарь Фабер выиграл партию у «господина Султана», сына повелителя Персии. Магометанин пришёл в страшное бешенство и, обозвав противника, так сильно ударил ладьёю по голове Фабера, что сломал бывшую на нём корону, «и кровь заструилась из раны». Но Фабер был крайне миролюбивый человек и, не прибегая к более решительным мерам в защите своей чести, ограничился замечанием, что если бы «господин Султан» был христианином, то ему пришлось бы пожалеть о своём поведении. «Что. угрожаете мне?!» — вскричал неизвестный Султан и снова ударил добродетельного Фабера. Это было уже чересчур, и Фабер, схватив шахматную доску, так сильно ударил ниже уха «господина Султана», что он тут же упал бездыханным.

 

Справедливый король
В «Истории Фулька Фитуварина» (XIV век) рассказывается, как юный Фульк, воспитывавшийся вместе с сыновьями короля Генриха II, сыграл однажды в шахматы с принцем Иоанном. Последний за что-то обиделся на партнёра и ударил его шахматной доской. Фульк начал защищаться фигурами и в конце концов поверг своего обидчика наземь. Прибежав к своему родителю, Иоанн начал жаловаться на Фулька. Но король принял жалобу очень неблагосклонно и, призвав воспитателя юного принца, велел ему хорошенько наказать своего неблагонравного сына. Случай этот, вероятно, отчасти повлиял на последующую вражду между Иоанном и Фульком, бывшим в числе английских баронов, принудивших «безземельного короля» выдать им «великую хартию вольностей».