ЗИГБЕРТ ТАРРАШ  

 

Зигберт Тарраш
(05.03.1862, г. Бреслау - 17.02.1934, г. Мюнхен)
Международный гроссмейстер.

Претендент на мировое первенство в период 1890-1910 годов,

около 20 лет входил в четвёрку лучших игроков в мире.
Шахматный теоретик и литератор.

Доктор медицины.

 

  Без обстоятельных примечаний абсолютно невозможно понять партию… и усвоить её содержание… Каждую партию я сделал предметом тщательного изучения, результаты которого я и предлагаю читателям… Я сажусь с читателем за доску – и вскрываю перед ним внутреннюю сущность и неизбежность всего совершающегося в шахматной партии; показываю, как из одного вытекает другое: я учу… 

 


  Лишь сам я знаю, что мои поражения объясняются не недостатком силы, а недостатком умения её использовать. В моём неуспехе были повинны недооценка противников и переоценка собственных возможностей. Я полагал, что для выигрыша достаточно сесть за доску и переставлять фигуры; соперники проиграют лишь вследствие неодолимого ощущения, что им противостоит сам д-р Тарраш. Двигая фигуры легкомысленно, не вникая в игру глубоко, я был исполнен веры в то, что правое (а именно – моё) дело, в конце концов, возьмёт верх. …Я понёс заслуженное наказание, которое, однако, было для меня весьма полезным. Я, наконец, увидел, что недостаточно быть хорошим шахматистом, нужно ещё и хорошо играть.


…Я могу не подчёркивать особо, что никогда не играл, как говорят, «на ничью», кроме, разумеется, таких положений, которые были для меня невыгодны, и в которых лучшая игра с моей стороны могла привести максимум к ничьей. Я считаю выражение «играть на выигрыш» или «играть на ничью» совершенно неправильными. Я рассматриваю каждое положение как задачу, условием которой является требование найти лучший ход, и стараюсь её решить. Если я вижу сильнейший ход, дающий шансы на выигрыш, то просто поступлюсь собственным разумом, пожелав избрать другой ход, ведущий только к ничьей. Унылая вырубка шахматной древесины, приводящая к быстрой ничьей, противна мне и смешна.

«300 шахматных партий»

 

 

ВЫСКАЗЫВАНИЯ

 

Атака как таковая является преимуществом, поскольку диктует противнику вашу волю. 

 

В дебюте...нужно стремиться создать себе хорошее положение, а не гнаться за материальным превосходством. 

В гамбитной игре (как при защите, так и при атаке) необходимо тщательным образом использовать всякий темп для развития и для атаки (или контратаки) и поэтому делать самые ядовитые ходы, не давая противнику возможности передохнуть, или, по крайней мере, доставляя ему хлопоты.

В миттельшпиле, особенно, когда игра приближается к эндшпилю, полезно после рокировки дать выход королю.

В плохом положении все ходы кажутся плохими.
В стадии дебюта в общем целесообразнее развивать сначала коней - так сказать, для "разведки местности".
В стеснённом положении противника атакующий должен избегать разменов, освобождающих неприятельскую игру.
 

В стеснённых положениях ошибиться легче, чем найти верный путь. 

Всегда быть первым и опережать остальных. 

Всякий ход пешкой ослабляет позицию. Потому после рокировки нельзя без нужды ходить теми пешками, которые защищают короля, особенно если здесь ожидается атака.

Всякое стеснённое положение таит в себе зародыш гибели. 

Выигрывая партию, нужно всегда избегать осложнений, ибо даже в последний момент можно упустить победу.

 

Где не сыскать ходов хороших, всегда отыщется плохой.

 

Если дебют привёл к полному равенству позиций, необходимо помнить, что... в подобных случаях рекомендуется не создавать в своей позиции слабостей, особенно избегать необдуманных ходов пешками, которые очень часто становятся гибельными. 

Если конь стоит на краю доски, то надо, как только противник даст время, перевести его на лучшую позицию.
Если шахматист выиграл проигрышную партию, можно сказать, что ему повезло, но если он проиграл выигрышную, то уместней говорить не о невезении, а о неумении.
  

 

Жертва пешки бывает глубже, чем жертва фигуры.   

 

Каждое положение надо рассматривать, как задачу, в которой надо найти правильный ход, вытекающий из положения, и почти всегда единственный. 

Когда выигрываешь проигранную позицию, это счастье, но когда проигрываешь выигранную, это слабая игра.
Конь на краю – всегда позор.
 

Конь на середине доски, защищённой пешкой и гарантированный от нападения неприятельской пешки, сильнее слона и по силе почти равен ладье.

Конь сильнее слона тогда, когда он стоит в центре (между линиями “С” и “F”), защищён пешкой и не может быть атакован ни одной неприятельской пешкой. В таких случаях он равноценен чуть ли не ладье, ибо господствует почти над всем полем сражения. В большинстве других случаев, по-моему, слон сильнее коня.

 

Между дебютом и эндшпилем боги поместили Mittelspiel.


Недостаточно быть хорошим шахматистом, нужно ещё и хорошо играть.
 

Не следует ходить без нужды или выгоды пешками, которые находятся в меньшинстве, ибо это только облегчает противнику образование проходной пешки. 

Надо атаковать там, где противник слаб, а сам силён.

Нет ничего тяжелее, чем выиграть выигранную партию.
Ничем нельзя так сильно и непоправимо испортить своё положение, как пешечными ходами.
Нет хороших и плохих игроков. Есть только хорошие и плохие ходы.
 


Одна фигура стоит плохо - вся партия стоит плохо.
 

Открытый вариант я считаю лучшей, вполне достаточной защитой в Испанской партии.
Ошибки, как и несчастья, никогда не бывают в единственном числе.
  

 

Подобно тому, как на войне плоды победы могут быть потеряны вследствие недостаточно энергичного преследования, так и шахматист часто не может терять ни одного хода, если он хочет одолеть противника… 

При последовательной игре однажды выигранные темпы не исчезают – они трансформируются в выигрыш пространства или материала… Каждый раз, или хотя бы время от времени, хорошо подводить баланс темпов, видных на доске… Я учитываю при этом только развивающие игру ходы, а остальные игнорирую. По моему мнению, и опыту, это даёт полезные результаты.

При стеснённому положении противника нападающий должен избегать размена, освобождающего неприятельскую игру.

При худшем положении следует избегать всякого, даже самого незаметного ослабления позиции.
Противники ставят себе мат сами. Надо лишь немного подождать.
 


Стеснённая позиция – зародыш поражения.
 


Тот, кто владеет центром, диктует характер игры.
 

Тратить в дебюте время не на развёртывание своих боевых сил, а на то, чтобы обирать пешки, противоречит всяким правилам теории.


У кого слоны, тому принадлежит будущее.
 

Угроза сильнее, чем её немедленное исполнение.   

 

Хорошо всё, что способствует сдаче противником центра.    


Часто бывает полезно путём ряда разменов упростить положение и перевести игру в эндшпиль, ибо в нём материальное преимущество сказывается значительно резче.

Человека, который не знает, что такое шахматы, мне жаль ничуть не меньше человека, не знающего, что такое любовь. Как в любви, как в музыке, в шахматах кроется сила, приносящая людям радость.
Что есть истина? Даже в шахматах ни в коем случае нельзя всё доказать.
 

 

Шахматист должен иметь неисчерпаемый запас все новых планов и замыслов независимо от того, удался ли ему последний из них или нет. 

 

Я обобщаю отдельные случаи и устанавливаю принципы и правила, знание которых чрезвычайно важно…  



ВВЕДЕНИЕ ПРЕПОДАВАНИЯ ШАХМАТ В ШКОЛЕ


  В последние годы XIX и первое десятилетие XX века Тарраш неоднократно выступал с предложением о введении преподавания шахмат в школе. В журнале «Шахматное образование» за 1903 год (№ 64-65. с. 367) сообщалось, в частности: «Нюрнбергский врач, доктор Тарраш, известный своими статьями по школьной гигиене, выступил с проектом включения в число предметов преподавания в средней школе игры в шахматы. По мнению Тарраша, игра учит терпению, доставляет удовольствие и вообще отвечает всем требованиям разумной педагогики. Ввиду этот Тарраш полагает, что игра в шахматы должна быть введена в старших классах средних учебных заведений как обязательный предмет». 

(Н.В. Крогиус «Шахматы игра и жизнь»)